Запишитесь на консультацию прямо сейчас!

Ваши контактные данные не будут переданы третьим лицам

Верховный Суд оставил в реестре требования кредитора по ничтожной сделке

Предметом настоящего дела явился обособленный спор в рамках дела о банкротства, где рассматривался вопрос о включении в реестр требований должника задолженности по договорам займа.

Так, между должником и обществом были заключены договоры займа, по условиям которых общество предоставило должнику денежные средства.

Впоследствии, между обществом (цедент) и компанией (цессионарий) были заключены договоры уступки прав требования долга (цессии), согласно которым цедент уступил, а цессионарий принял право требования к должнику по договорам займа в полном объеме, включая основной долг, проценты и договорные пени.

С данными требованиями компания была включена в третью очередь реестра требований кредиторов должника.

Однако, в дальнейшем договоры уступки прав требования долга были признаны недействительными, и общество, в порядке применения правил реституции (restitutio), восстановило свои первоначальные требования к должнику.

Данное обстоятельство послужило поводом восстановленного в правах требования общества для обращения в арбитражный суд с заявлением о включении требований в третью очередь реестра требований кредиторов должника.

Определением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, названные требования были признаны обоснованными и подлежащими включению в третью очередь реестра требований кредиторов должника.

Вместе с тем кредиторы должника, не согласившись с принятыми по делу судебными актами обжаловали их в окружной суд в кассационном порядке, где просили включить общество в реестр требований кредиторов с удовлетворением за счет имущества должника, оставшегося после удовлетворения требований, включенных в реестр требований кредиторов должника (согласно п. 4 ст. 142 Закона о банкротстве).

Основанием для обжалования послужил довод кредиторов о том, что зная о ничтожности сделок - заключенных договоров цессии, общество не было лишено возможности своевременно заявить свои требования к должнику до закрытия реестра; кроме того, конкурсный управляющий обществом, оспаривая сделку на основании п. п. 1, 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, при недобросовестном исполнении возложенных на него обязанностей злоупотреблял правом, поскольку не мог не знать последствий признания сделки недействительной, при этом объективных причин, препятствующих подаче в срок заявления о включении в реестр требований кредиторов должника суду не представлено.

Окружной суд согласился с доводами кредиторов, и направил дело на новый круг рассмотрения, дополнительно указав, что в ранее принятых по делу судебных актах отсутствуют сведения об исключении из реестра требований компании, включенных по тем же основаниям. Между тем, по мнению суда, проверкой нижестоящих судов также надлежал вопрос относительно того не является ли требование общества повторным, что может привести к установлению в реестре двух кредиторов по одним и тем же обязательствам, и, соответственно, к увеличению кредиторской задолженности в нарушение прав и законных интересов иных кредиторов.

Кроме того, суд также отметил, что согласно ст. 168 ГК РФ в редакции, действовавшей на момент заключения договоров уступки права (цессии), сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В соответствии с п. 1 ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения (п. 1 ст. 167).

Поскольку заключенные обществом и компанией договоры уступки права (цессии) от являлись ничтожными сделками, общество, которое решением арбитражного суда было признано несостоятельным (банкротом), зная об этом, не было лишено возможности заявить свои требования к должнику до закрытия реестра.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрев кассационную жалобу конкурсного управляющего должником не согласилась с мнением суда округа и отменила его постановление, указав на следующее.

Суд обратил внимание, что ссылаясь на ничтожность договоров цессии по основаниям статей 10 и 168 ГК РФ, суд округа не учел, что признанные недействительными в рамках другого дела, не являлись сделками должника либо сделками, совершенными за счет должника. В связи с чем констатация факта об их совершении при наличии признаков злоупотребления правом не имеет правового значения при разрешении настоящего обособленного спора.

Поскольку компания своевременно обратилась с требованием о включении задолженности в реестр и это требование включено в реестр требований кредиторов должника, последующее признание недействительными сделок, на основании которых компания приобрела право требования к должнику по договорам займа, и восстановление этого права во исполнение определения суда за обществом, по сути, свидетельствует о наличии оснований для замены кредитора в реестре.

Поэтому такая замена не нарушает права должника и других его кредиторов, учитывая и тот факт, что наличие задолженности по договорам займа никем не оспаривается и не опровергается.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, исходя из фактических обстоятельств дела о банкротстве должника, выводы судов первой и апелляционной инстанций о наличии правовых оснований для удовлетворения требований общества являются правильными, а поэтому у суда округа отсутствовали правовые основания для направления спора на новое рассмотрение.

Дело N 310-ЭС15-50

Компания находится по адресу:
г. Санкт-Петербург, Калининский район, Лесной проспект, д.63, БЦ «Лесной 63», оф.321
Наши контакты
 
г.Санкт-Петербург,
Калининский район,
Лесной проспект, д.63,
БЦ Лесной 63, оф.321
 
 

Закажите обратный звонок

Ваши контактные данные не будут переданы третьим лицам